← К статьям


13 причин для вины и стыда: колонка Михаила Тегина

опубликовано 23.10.2018

Психолог Михаил Тегин делится своими размышлениями о книге Джей Эшер "13 причин почему".

«Это какая-то ошибка», - подумал Клей Дженсон, когда понял, что пришло ему по почте от неизвестного отправителя. Но не коробка из-под обуви заставила работать защитный механизм отрицания в его психике, а то, что было в этой посылке. Семь кассет, 13 аудиозаписей – по две на каждом кусочке пластика с магнитной лентой – оказались предсмертной «запиской» одноклассницы Клея. Две недели Ханна Бейкер совершила суицид. И многие не знали или не понимали, почему.

Причин оказалось как раз 13, и главный герой – Клей – одна из них. Эго 16-летнего подростка не смогло выдержать эмоции, которые вызвала эта информация, поэтому и заработал один из примитивных (архаичных) защитных механизмов.

Всего лишь один вечер и ночь ушли у героя, чтобы прослушать все записи. С каждой из них, с каждым новым именем, Клей все больше узнавал грязные факты о людях, которые его окружат, о событиях, которые казались незначительными, простыми; о девушке, которая нравилась, но неожиданно ушла из жизни. Или не так уже неожиданно?..

К концу книги становится понятно, что Ханна проявляла некоторые признаки суицидальных наклонностей. Более того, эти сигналы видел не только Клей, но и многие другие: одноклассники, работники кафе и даже директор школы, в которой училась Ханна. Даже читатель книги в какой-то момент начинает их ощущать и чувствовать: примерно со второй половины начинаешь погружаться в вязкое, липкое чувство (отражение на физическом уровне) безысходности и отчаяния, потери надежды, одиночества (отражение на эмоциональном уровне). Как будто кричишь в вату. Ты слабо слышишь свой голос; он не такой, каким ты привык его слышать…

Клей слышит меняющийся голос своей одноклассницы. И вспоминает, как однажды в школе увидел листовку, рассказывающую о нескольких признаках суицидального настроения и поведения. В книге упоминались лишь некоторые из общепринятых признаков: специальные речевые обороты, потеря энергичности, резкая смена имиджа, раздаривание дорогих сердцу вещей, потеря интереса к хобби и сильное чувство стыда.

Если разбираться детальнее, то к таким «специальным» речевым оборотам чаще всего относятся слова или фразы о «невыносимости» и «бессмысленности» жизни, рассказы о том, что человек устал от «постоянной борьбы». Зачастую могут присутствовать и такие формулировки: «Я никогда не буду счастлив», «есть единственная возможность положить конец страданиям», «я стал обузой для семьи, им будет лучше без меня» или «я никому не нужен» и др.

То есть эти и иные фразы, выражения так или иначе передают чувство безысходности. Оно может становиться ядром суицидального желания.

О чем не сказано в книге напрямую, но что правдиво описано, так это иные признаки суицидального желания. У Ханны резко меняется поведение: она постоянно стремится к изоляции (вспомнить хотя бы сцену в шкафу, где девушка пряталась, плача, и не в силах ничего сделать, в то время как ее одноклассник насиловал одноклассницу); она стала малообщительной, а выражение ее лица было печальным, голова же по большей части была наклонена вниз, как будто она «прячем взгляд» ото всего мира.

На этом фоне поменялся и юмор героини, что можно «услышать» в аудиозаписях: поначалу добрый, легкий юмор становится черным, несколько зловещим. К концу истории и юмор уходит из жизни Ханны. Она остается один на один со своими 13 аудиозаписями, в которые пытается спроецировать последние остатки агрессии, не направленные на себя.

И отправляя эти кассеты первому из 13-ти адресатов, Ханна остается совсем одна - только с чувством глубочайшего отчаяния и стыда.

Последнее проходит красной нитью через всю книгу, начиная с первой страницы; иногда перемежаясь с чувством вины. И Джей Эшер – автор книги – мастерски передает эти чувства читателю благодаря четким, простым, но выверенным фразам и предложениям, а также благодаря необычной форме повествования книги. Аудиозаписи повествуют о событиях не только в хронологическом порядке: иногда Ханна рассказывает о событиях давнего прошлого как о чем-то, что произошло буквально на днях, а иногда говорит о будущем как если бы оно уже было настоящим.

Суицидальные тенденции Ханны проявляются сквозь вуаль скрытой глубокой депрессии. Она развивалась по мере того, как героиня пыталась достучаться до окружающих в попытках наладить простой человеческий эмоциональный контакт. Но практически никто не смог открыться девушке так, как она того хотела; так, как она смогла бы принять в себя внешние объектные отношения (интроецировать их). В результате этого происходило все большее обращение агрессии Ханны против собственной личности, усиливая сначала чувство вины, а затем переходя в чувство безмерного стыда.

И все же был человек, который попал в этот список «несправедливо», то есть не «за», а «вопреки». Если 12 персонажей издевались над девушкой напрямую, либо вели себя так, что их действия привели к негативным последствиям для нее; то один из 13-ти в противовес остальным попытался понять Ханну, узнать ее; прикоснуться к бездне отчаяния... Но девушка не дала Клею этого сделать, хотя он был по сути причиной оставаться в живых.

Примечательно, что в книге автор (словами и голосом Ханны) очень мало рассказывает о матери и отце героини, их образы, представление о них не формируется даже в плане внешности: неизвестно, как выглядят родители Ханны, не говоря уже о том, как они воспитывали дочь, какие семейные сценарии могли ей передавать.

Это отсутствующие родители во внешнем плане и отсутствующие родители – в психике Ханны. Это формы, пространства, которые не заполнены содержимым. Выражаясь в терминах У. Биона – пустые контейнеры. Они не способны принять в себя агрессию и ужас Ханны, переработать их и «вернуть» приемлемом виде, оказать поддержку (холдинг).

Равно как и на читателя, так и на слушающего – Клея – постепенно наваливаются тяжкие эмоции, уродливые образы, компрометирующая информация. И в какой-то момент герой, благодаря своей высокой способности к эмпатии, уже кажется начал поддаваться этим аффектам. Но все же смог (мысленно) «вернуть» их Ханне. И простить ее; простить за то, что она подвергла его и других слушателей кассет очень тяжелому испытанию – пережить ее эмоции; увидеть себя затуманенным взглядом отчаявшегося человека.

 

И теперь Клей – более сильная личность, чем был еще сутки назад. Он видит мир в ином свете, становится более чутким к поведению и эмоциям окружающих людей и теперь он может помочь другому человеку не идти по пути Ханны.

Информация предоставлена благотворительным фондом "Шанс".

При републикации ссылка на источник обязательна. Спасибо!