← К статьям


Мелани Кляйн о теории объектных отношений

опубликовано 16.07.2018

Мелани Кляйн рассматривала отношения матери и ребенка как ключевые для развития личности, становящиеся своего рода прототипом для всех последующих отношений в жизни человека. Одним из важнейших моментов теории Кляйн стало то, что, по ее мнению, психическое развитие ребенка в первый год жизни определяло многое для взрослой личности. Особое значение первого года жизни отличает ее модель от модели развития Фрейда, по мнению которого, определяющими являются первые пять лет жизни.


Теория развития Кляйн осталась совместимой с теорией Фрейда, так как она признает мотивирующую роль, которую играют инстинктивные влечения.

 

Кляйн говорила о том, что у новорожденного уже имеется зачаточное Эго, которое в состоянии чувствовать тревогу, использовать защиты и начинать формировать объектные отношения в фантазии и реальности.


По мнению Мелани Кляйн, эго развивается через непрекращающийся процесс интроекции и проекции объектов. От рождения младенец находится в отношениях с матерью, а конкретнее, с материнской грудью в качестве основного объекта.

 

Грудь является амбивалентным частичным объектом: в какие-то моменты идеальным, приносящим удовлетворение, в другие моменты разочаровывающим и фрустрирующим. Собственные агрессивные импульсы младенца приводят к персекуторным чувствам по поводу груди.


Теория развития Кляйн подчеркивает роль врожденной амбивалентности вследствие нативного конфликта между влечениями к жизни и смерти и фантазмов в раннем развитии.

 

С самого рождения ребенок пытается справиться с этим напряжением посредством проекции влечения к смерти на объекты. Мелани Кляйн развила теорию Зигмунда Фрейда о влечении к смерти в собственную концепцию зависти и деструктивных чувств детей раннего возраста по отношению к матери.

 

Кляйн считала разрешение врожденного конфликта по отношению к матери и груди центральным в развитии личности, конфликт, по ее мнению, разрешался при совмещении противоречивых представлений о другом, в данном случае, о матери, то есть признанием существования амбивалентности. Фактическая материнская забота способствует разрешению этого конфликта, так как усиливается хороший объект, который интроецируется и становится в дальнейшем частью эго.

 

Мелани Кляйн использовала термин фантазия, называя так психическое выражение инстинктов. Так как инстинкты находятся на границе соматического и психического, фантазии, производные от них, также описываются как одновременно соматические и психические явления.


Через умение фантазировать младенец тестирует свой внешний и внутренний опыт. Внешняя реальность постепенно может влиять и изменять сырые гипотезы, созданные фантазиями. Фантазия является деятельностью и одновременно продуктом деятельности.

 

«В теории объектных отношений бессознательные фантазии являются репрезентацией тех соматических событий в теле, которые включают в себя инстинкты и представляют собой физические ощущения, интерпретируемые как отношения с объектами, вызывающими эти ощущения».

 

Можно сказать, что влечения в психической реальности представлены в виде бессознательных фантазий, которые становятся внутренним результатом влечений. Такие механизмы как интроекция и проекция передают значение фантазий об инкорпорации и исторжении. Одной из первичных бессознательных фантазий является врожденное знание о соске и рте.

 

Мелани Кляйн отмечала важность отношений с материнской грудью и матерью и сделала заключение, что если первичный объект, который интроецируется, укореняется в Эго с достаточной стабильностью, то закладывается основа для удовлетворительного развития. Но фрустрация от исчезнувшего навсегда пренатального единства с матерью проявляется даже в ситуации комфортного кормления.

 

Кляйн использовала идею Винникотта о важности окружающей среды в своей концепции первичного хорошего объекта, который является не только результатом инстинктов и коренится в фантазиях, но и зависит от внешнего воспитания.

 

Для Мелани Кляйн нормальное развитие главным образом включает в себя управление противоположными внутренними силами, любовью и ненавистью, созиданием и разрушением.

 

Она заменяет концепцию Фрейда о стадиях развития концепцией позиций. Использование термина "позиция" подчеркивает, что ее следует рассматривать как «конкретную конфигурацию объектных отношений, тревоги и защиты, которые сохраняются на протяжении всей жизни».

 

Мелани Кляйн описывает две позиции: параноидально- шизоидную, занимающую первые три или четыре месяца жизни, и депрессивную, которая начинается приблизительно после трех или четырех месяцев жизни. Обе позиции продолжают играть важную роль, в разной степени и в зависимости от различных обстоятельств, на протяжении детства, юности и взрослой жизни.

 

Параноидально-шизоидная позиция: эго младенца испытывает беспокойство из-за врожденного конфликта между противоположными инстинктами жизни и смерти (проявляется как деструктивная зависть к первому частичному объекту- материнской груди) и взаимодействием в реальности.

 

Так что с самого начала жизни отношение к первичному частичному объекту (материнской груди) является двойственным: хорошая часть, идеальная и приятная; плохая часть, фрустрирующая и преследующая.

 

Параноидально-шизоидная позиция характеризуется персекуторной тревогой, состоянием, когда младенец боится быть уничтоженным плохим объектом, таким образом, объясняется использование термина "параноидальный".

 

Термин "шизоидный" употребляется в данном случае в контексте того, что младенец поддерживает отношения с хорошим объектом, отбрасывая плохую его часть, еще не понимая, что с ним взаимодействует один и тот же объект, то есть происходит расщепление младенческого эго.

 

Эго младенца еще не имеет способности к интеграции, поэтому младенец использует всемогущее отрицание для того, чтобы устранить преследующий его объект и управлять внутренними импульсами.

 

Депрессивная позиция - любопытный термин, который на самом деле имеет мало общего с депрессией, описывая интеграционный процесс. Она представляет собой значительный шаг в развитии, когда младенец открывает, что ненавистная грудь и любящая грудь - это одно тоже. Мать начинает быть целостным объектом, который может быть и хорошим, и плохим. Любовь и ненависть, внешняя реальность и интрапсихическая реальность (фантазии) так же начинают сосуществовать.

 

Анастасия Коченкова, психолог

Информация предоставлена благотворительным фондом "Шанс".

При републикации ссылка на источник обязательна. Спасибо!

 

 

#психоанализ #теория #объектныеотношения